«Как бы Питер ни закончил сезон, команду на Олимпиаду повезет Саммелвуо». Интервью босса российского волейбола

На прошлой неделе Станислав Шевченко был переизбран президентом Всероссийской федерации волейбола (ВФВ). И работы на ближайшие четыре года у него выше крыши. Только из глобального: Олимпиады в Токио и Париже, где все ждут медалей, плюс мужской чемпионат мира? 2022, который пройдет в России. Как раз после официальной презентации предстоящего ЧМ мы и поговорили с Шевченко.

Почему чемпионат мира-2022 отдали России

МОК из-за допинговых скандалов рекомендовал международным федерациям не отдавать России больших турниров. Насколько в этой связи тяжело было получить ЧМ?

— FIVB (а это, кстати, крупнейшая международная федерация в мире, в нее входит 222 страны) основной своей задачей видит продвижение волейбола, его демонстрацию как лучшего вида спорта. Там работают настоящие профессионалы, и они заточены именно на результат, а не на политику.

А в честной конкуренции за чемпионат мира у нас были аргументы. Во-первых, сыграли роль традиции советского и российского волейбола. Отдать нам чемпионат мира — это дань уважения великим спортсменам и тренерам из нашей страны. Плюс FIVB рассматривает Россию как одного из ключевых самых надежных партнеров. В-третьих, перед голосованием было отмечено, что наша страна принимала множество мероприятий: олимпийские отборы, чемпионат Европы-2007, финалы Мировой лиги и Лиги чемпионов. Опыт огромный, отзывы только положительные. Все это и оценили делегаты.

Много говорится о наследии предстоящего чемпионата мира. Можете расшифровать?

— Уже сейчас волейбол — второй вид спорта в России по количеству занимающихся. По официальным данным, речь о 2 млн 300 тысячах человек. Больше только у футбола, там в районе 3 млн. Тем не менее мы хотели бы еще увеличить массовость. Но это на будущее. Частично наследие мы уже получили.

Какое?

— Во всех десяти городах, в которых пройдет чемпионат мира, есть команды Суперлиги со своими болельщиками. Но не везде было хорошо с волейбольными аренами. Взять Новосибирск. В 2013-м «Локомотив» выиграл Лигу чемпионов, но играл в Омске, потому что в их родном городе старенький дворец спорта. Осенью в Новосибирске открыли великолепный пятитысячник, построенный как раз к чемпионату мира. Вот вам живой пример.

Ведутся работы по строительству в Кемерове, в других городах. Мы хотим оставить серьезную материально-техническую базу там, где волейбол есть и где его любят.

Скачок волейбола в медийном плане возможен?

— Я приверженец того, что спортсмен в первую очередь должен думать о победах, а не об этом. Есть примеры, когда люди очень популярные и их узнают на улицах, но результата нет. Для меня важнее успехи на арене. Будут они, тогда и говорить и писать об этом начнут. Важно не переворачивать все с ног на голову, не путаться в приоритетах.

При этом вы говорили, что задачи победить любой ценой на ЧМ-2022 не стоит.

— А зачем загонять сборную в жесточайшие рамки? Это же спорт. Наша задача — медаль. Что тоже очень непросто. И если мы будем говорить, что нам нужно только золото, а все остальное — провал, то только загрузим команду излишним давлением.

У нас сейчас отличная сбалансированная сборная, сплав опыта и молодости. К 2022 году она должна быть на пике. И если с игрой все будет нормально, никуда медаль не денется.

Туомас и Алекно

До ЧМ нас ждет еще одно важнейшее событие — Олимпиада. Какие задачи?

— Больше одной медали. Верим и в пляжников, и в мужскую, и в женскую сборные.

Правильно понимаю, что контракт с Туомасом Саммелвуо закончился?

— Закончится 31 декабря. Кто же знал, что будет пандемия?

И что делать?

— Будем общаться по продлению. Мы считаем, что у Туомаса большой потенциал и возникшая ситуация? чисто технический момент.

— Просто результаты питерского «Зенита» немного настораживают.

— Вопросы действительно есть. Но мне кажется, команда справится со своими проблемами.

Как бы «Зенит» ни закончил этот сезон, доверие к Саммелвуо в качестве тренера сборной абсолютное?

— Да. Он повезет команду в Токио.

Многие считают, что Питер — базовый клуб сборной. Так и есть?

— Не знаю, откуда это взялось. Могу четко сказать: ничего подобного. У нас сейчас как минимум пять команд, в которых есть по несколько претендентов на участие в Олимпийских играх — их можно считать базовыми. А один-единственный коллектив, в котором собраны все сильнейшие, подразумевает снижение конкуренции в суперлиге. Я против этого. Убежден, что в чемпионате должна быть серьезная борьба и в сборную должны попадать лидеры своих клубов.

— Откуда у «Зенита» репутация клуба, за который топит федерация?

— Наверное, это пошло из-за того, что федерация была одним из инициаторов возрождения волейбола в Питере. Мы действительно убеждены, что в городе с такими огромными традициями должна быть команда. Но на этом все. В работу клуба мы никак не вмешиваемся, и никакой отдельной поддержки он от нас не получает. Абсолютно все команды для федерации важны и равнозначны.

— Владимир Алекно, который побеждал с Россией на Олимпиаде-2012, будет тренировать в Токио Иран. Многих эта новость взбудоражила.

— Владимир Романович уже говорил, что в силу определенных моментов точно не будет работать со сборной России. По поводу Ирана он мне сразу позвонил, сказал, что есть такой вариант. Я ответил, что федерация против не будет. Иран — серьезная команда. Почему нет? Итальянцы и сербы тренируют сборные и клубы по всему миру. У нас тоже очень серьезный тренерский цех. Так что не вижу ничего плохого в том, что Алекно поедет на Олимпиаду с Ираном. Это нормальная практика в современном мире.

Женщины

— В Лиге чемпионов у наших женских клубов большие трудности. В преддверии Олимпиады это пугает?

— Трудности есть и одна-две позиции в сборной на данный момент действительно представляются проблемными. Но есть и позитив. Если раньше у нас в сборной была очень короткая скамейка, то теперь мы видим, как прогрессируют молодые игроки. Некоторых даже в таком раннем возрасте уже можно запускать в национальную команду. Это внушает оптимизм.

Плюс не забывайте, как девочки закончили последний сезон — стали бронзовыми призерами на Кубке мира. Хотя изначально в это мало кто верил.

— Что все-таки делать с женской Суперлигой Париматч? Если мужской чемпионат — один из сильнейших в мире, то у девушек уровень за последние годы просел.

— Многое зависит от конкуренции. Нужно усиливать наш чемпионат, важно разобраться с уровнем легионеров. Когда играют лучшие в мире на своих позициях — молодые за ними тянутся. А если приезжают такие же, как у нас, молодые просто сидят на скамейке и не понимают, почему играют не они. Иностранец должен быть на голову сильнее, тогда это имеет смысл. И у некоторых наших команд, на мой взгляд, не все хорошо в этом плане. Второй момент касается сборниц. Они должны понимать, насколько важный впереди сезон и полностью концентрироваться на волейболе. Прямо скажем, многим нужно разобраться со своим состоянием. Вот в этом большой резерв.

— Недавно общались с вашим коллегой Алексеем Власенко. Он горит идеей запустить Континентальную ватерпольную лигу. Возможны ли варианты расширения географии волейбольных чемпионатов?

— Мы обсуждали это с некоторыми странами, в частности с поляками и китайцами. Но это на первый взгляд все просто. Нюансов много. Все хотят много играть дома, а такая лига подразумевает длинные гостевые выезды. Вот уже недовольство. А самый большой камень преткновения в календаре сборных — там игроки проводят в районе пяти месяцев. Загрузка очень серьезная, а расширение лиги — это еще больше перелетов, повышение риска травм.

Так что пока нет ощущения, что это все очень нужно. У нас в женском чемпионате играет «Минчанка», а дальше будет видно.

Спорт-экспресс

Любительская лига

Видео

Любительская лига

Фото

Волейбол на снегу

Видео